Налим

(1/2) > >>

НИКОЛАИЧ:
Кое -что о ловле налима
Осенняя пора - очей очарованье, - написал поэт, и мы не можем с ним не согласиться. Яркие краски увядающих деревьев, таинственный сумрак вечерних туманов и прощальные крики улетающих на юга птиц затрагивают в душе романтические струнки. Всегда становится немного жаль ушедшего лета и связанных с ним приятных воспоминаний, как-то: трофейных лещей, общения со старыми и новыми друзьями за котелком ароматной ухи и прочих всяких разных радостей рыбацкой жизни. Впереди зима и по настоящему больным рыбалкой людям хочется успеть зацепить последние относительно теплые денечки. Искренне рад за спиннингистов - для них осенью настоящее раздолье. А вот любителям поплавочной удочки в эту пору становится скучновато - рыба отходит от берегов, уходит на глубины и вообще становится крайне привередливой. Не спорю, есть определенная прелесть в ловле осторожной осенней плотвы на супер тонкие оснастки, но в большей степени это все же прерогатива спортсменов. Да и вообще после шести месяцев активной поплавочной рыбалки душа жаждет чего-нибудь особенного. Многие в это время предпочитают охоту на окуня, однако лично для меня глубокая осень ассоциируется с ловлей налимов на донные снасти. Что поделать, ну не люблю я ловить полосатиков по открытой воде. К тому же как представишь, что впереди еще минимум четыре месяца подледной ловли преимущественно именно этой рыбы, хочется потратить оставшееся до становления льда время с большим толком.
Исходя их этих соображений, ежегодно в сентябре-ноябре я стараюсь обязательно выбраться хотя бы пару раз на классическую налимью рыбалку. Как всякий рыбак, я в душе тоже немного романтик, и на мой взгляд, именно ловля налима является в наших краях настоящим праздником для истинного ценителя родной природы. Во-первых, действо происходит исключительно ночной порой, ну а во-вторых, сам объект ловли является достаточно уникальной для наших краев рыбой. Единственный представитель семейства тресковых в Беларуси, он начинает активно питаться только тогда, когда температура воды падает ниже 12 градусов. Обитает налим в большинстве наших водоемов, в основном в реках, изредка попадаясь в водохранилищах и холодных озерах. Целенаправленно его имеет смысл ловить именно в средних и крупных реках, коих в наших краях предостаточно. Что любопытно, зачастую многие рыболовы хотя и знают, что есть такая рыба, однако абсолютно не представляют, что налима можно успешно ловить. Более того, я разговаривал с достаточно опытными рыбаками, живущими на Друти (кстати одной из самых налимьих речек), которые ни разу в жизни не ловили этой рыбы и даже не представляли себе, что это возможно. Некоторых отпугивает от занятий налимьей рыбалкой кажущиеся трудности процесса. На мой же взгляд, ловля налима - занятие для ленивых индивидов (к которым отношу и себя). При грамотном подходе и определенной несложной подготовке такая рыбалка только в удовольствие. Посудите сами: закинул себе донки и сиди возле костра, попивай «чай-кофе», да трави неторопливо рыбацкие байки. А насколько вкусна бывает уха на костре из свежесловленных налимов, так это просто никаких слов не хватит. Пожалуй что, только уха из носарей может с ней сравниться по богатству вкусовых ощущений. Впрочем носарь зачастую присутствует в улове при ловле налимов, поэтому уха из этих двух не самых распространенных у нас рыб не оставит равнодушным никого. Главное правильно ее приготовить, но об этом чуть позже. Пока же хочу немного остановится на техническо-тактических сторонах ловли ночного разбойника. Собственно, снасти для ловли налима можно использовать самые простейшие. Так называемая в народе донка-закидушка вполне сгодится. Устройство ее (для тех кто не знает) предельно примитивное, из разряда «сделай сам». Берем палку (дерево, металл, крепкий пластик) длинной тридцать-сорок сантиметров и диаметром 1-3 см. Заостряем ее с одного конца для удобства втаркивания в грунт. К середине палки крепим либо примитивную дешевую инерционную катушку, либо любое другое приспособления для хранения смотанной лески, хоть два гвоздя, вбитые под острыми углами к краям палки. Тут уж, как говориться, кто во что горазд, а в принципе, в крайнем случае, можно приобрести и магазинное изделие. Само собой потребуется отрезок лески длинной 20 - 50 метров. Лучше больше, чтобы был запас на случай обрывов, которые периодически случаются при ловле налима. Диаметр лески может варьироваться от 0,3 до 0,8 мм. Оптимальным лично я считаю диаметр 0,4 - 0,6мм. Особых требований, как зимой, к качеству лески можно не предъявлять, поэтому сойдет любая более менее крепкая. К леске крепим грузило и поводок с крючком. Для удобства дальнего заброса и в зависимости от условий ловли (в первую очередь это сила течения и расстояние до противоположного берега) груз ставим от 20 до 150 граммов. Способы крепления груза могут быть любые: глухой, скользящий и т.п. Из опыта могу отметить, что налиму это безразлично, впрочем как и форма самого груза. С точки зрения удобства доставания оснастки, особенно на сильном течении, могу посоветовать использовать для грузил так называемые «крылатки» - они себя неплохо зарекомендовали. Что касается крючков, то и на них вполне можно сэкономить. Я, например, на протяжении ряда лет пользую Кобру, и ничего, доволен. Обусловлено это тем, что на налимьей рыбалке расход крючков достаточно высок, а постоянно терять дорогие крючки жалко. Налим клюет верно, быстро и жадно заглатывает наживку; да так, что никакой экстрактор не поможет, поэтому поводок с крючком обычно обрезают. Запас поводков в данном случае обязателен, в темноте привязывать крючки к леске не совсем комфортно, это надо учитывать. С размером крючков на налима мельчить не нужно, ведь самая распространенная наживка - это пучок червей, выползок, личинка миноги, либо рыбка. Обычно использую №№ 6-10, желательно черного цвета с длинным цевьем.
Кроме использования закидушек для ловли налима с успехом можно применять более современные виды снастей, а в частности, удилища с безинерционной, либо инерционной катушкой. Это может быть обыкновенный спиннинг, а может и фидерное удилище с подходящим тестом. Оснастка на такие удилища монтируется несколько потоньше, леска 0,25 - 0,3, крючок 10-12№№, грузило от 20 до 80гр., рекомендую использовать антизакручиватель. Чувствительность этой снасти будет довольно высокой, поэтому в отличии от закидушек за ней необходимо визуальное наблюдение. Обычно, при выезде на налимью рыбалку, я использую пару спиннингов (за большим количеством сложно наблюдать) и три-четыре закидушки. Увлекаться большим количеством донок не следует. Во-первых, это будет в противоречии с действующим законодательством (не более пяти крючков на человека), а во-вторых, значительно увеличится количество пустых поклевок и обрывов снастей крупными рыбами.
Важной составляющей успеха при ловле налима будет грамотное расположение рыболовов на берегу водоема. Как правило, для удобства сначала выбирается общий базовый лагерь. Желательно, чтобы это был защищенный от ветра участок берега с подходящим местом для разведения костра. После разбивки лагеря выставляются имеющиеся в наличии снасти. Обычно, спиннинги и фидерные удилища устанавливаются в границах лагеря, чтобы за ними было удобно наблюдать с близкого расстояния в свете отблесков костра (это не исключает использования светлячков). Кстати, по поводу того, что налим положительно реагирует на свет - из личного опыта могу отметить, что количество поклевок при наличии костра (использования фонаря, или лампы) увеличивается процентов на 15 - 20. Выводы делайте сами; но отмечу, что холодной и промозглой осенней ночью на водоеме без костра не совсем, мягко говоря, уютно. После того, как выставлены спиннинговые и (или) фидерные удилища наступает черед закидушек. На любом, особенно малоизученном отрезке берега, в начале рыбалки очень сложно предугадать, где именно и в каком конкретном месте сегодня будет браться налим. Чтобы не было лишних обид, когда кто-то будет с хорошим уловом, а кто-то с нулем, мы обычно поступаем так: все участвующие в охоте за представителем тресковых по очереди забрасывают свои донки в удобных местах влево или вправо от базового лагеря. Проверка закидушек производится раз в тридцать-сорок минут. Что любопытно, поклевки мелкого и среднего налима (70-700гр) обычно случаются практически на протяжении всего берегового участка где выставлены снасти, а вот крупные экземпляры (от кг и выше) берутся обычно на одну-две конкретные донки. При грамотном выборе места трофейные рыбы ловятся именно спиннингами и фидерами. Кстати, пару слов о нем, о грамотном выборе участка берега для ловли налима. В свое время, когда я только начал увлекаться этим видом рыбалки, было перелопачено горы литературы от незабвенного Леонид Палыча до современных авторов. Большинство писавших о ночном разбойнике сходятся во мнении, что налима следует искать на каменистых, либо песчано-галечных участках рек. Первые годы я так и поступал. Да, бесспорно, налим попадался, но все больше каких-то несерьезных, пиписичных размеров. Очень редко брались более-менее достойные экземпляры. Уже грешным делом я стал думать, что крупного налима у нас просто нет, однако случай все поменял. Один из знакомых как-то похвастался, что разведал на Днепре место, где берутся крупные налимы. Я тут же попросился «на хвост» и уже в следующие выходные выехал с товарищами на реку. На первый взгляд заветный участок Днепра был абсолютно не характерным для ловли налима. Песчано-глинистый пляж, пологий спуск к воде и незначительная глубина в месте ловли слабо соответствовали описаниям правильного налимьего места. Однако результаты оказались весьма неплохими: пару ночных разбойников за килограмм и дюжина средних налимов. Эта рыбалка заставила меня по новому взглянуть на выбор места для ловли налима. После того случая я зарекся давать какие-либо конкретные рецепты по их выбору. Отмечу лишь одну характерную особенность, чем более изрезана береговая линия, тем больше шансов на поимку ночного разбойника.
Продолжение следует...
Источник

НИКОЛАИЧ:
Ловля налима
 

Есть в наших краях рыба, для которой осень и зима - самая благодатная пора. Чем для других рыб погода хуже, тем для нее - лучше. Чем темнее и холоднее ночи, сильнее ветер, - тем лучше она чувствует себя в воде и активнее ее клев. Называется эта рыба налим. В северных реках России, где условия для них более благоприятны, налимы иногда достигают метровой длины при весе 15-20 кг. На остальной территории страны обычные размеры - 25-30 см в длину при весе 0,8-1,2 кг. Скрытный образ жизни, загадочные повадки, нетребовательность к наживке и качеству снастей, время лова, когда другие рыбы на удочку почти не идут, - все это, безусловно, вызывает немалый интерес к охоте за налимом. Тем более, что мясо его - вкусно и питательно.
Места обитания налима

Налим - единственный представитель семейства тресковых, который живет в пресной воде. Обитает в чистых реках со слабым течением, а также в глубоких проточных озерах с глинистым и мелкокаменистым дном. Это - холодолюбивая рыба. Летом ведет малоподвижный образ жизни, а в жаркую пору вообще падает в оцепенение и держится на дне глубоких ям, омутов, под обрывами, корягами и камнями, в рачьих норах, особенно там, где бьют холодные родники.
Чем питается налим

В первых числах октября налим покидает свои летние пристанища и начинает жировать. Взрослый налим - прожорливый хищник. Его лакомая пища — пескари, небольшие плотвички и ерши. Поедает он также червей, лягушат, раков, случайно попавшие в воду куски мяса. До 3-4-летнего возраста питается в основном червяками, другими донными организмами, а также икрой и личинками рыб.
Лучшее время для ловли налима

Выделяют три периода наибольшей активности налима, а стало быть и клева: осенний (с октября до ледостава), зимний (декабрь-февраль) и весенний (март-апрель). Удят его, как правило, ночью. Чем ниже становится температура воды, чем темнее ночи (налим охотится за добычей в основном ночью) - тем выше аппетит хищника. В полнолуние клев временно прекращается.

Весеннее ужение начинается примерно через неделю, как пройдет лед. С потеплением воды клев налима становится непостоянным. А затем и вовсе прекращается. В конце апреля налим уходит в укрытия, чтобы спрятаться от врагов и жары. В мае-августе поймать удочкой налима можно лишь случайно в периоды длительных ненастий и похолодания.
Насадки для ловли налима

В качестве насадок используются живцы, выползки, кисточки красных червей, лягушата и мертвые рыбки на снасточке. Лучшей насадкой в зимнее время является ёрш. Основная приманка для ловли весной - черви (выползки, земляные и навозные). Иногда налим неплохо идет и на консервированных рыбок.
Снасти для ловли налима

Используются короткие удочки (обычно можжевеловые шестики в 1 м длиной), причем, если ловят с берега или плота, сразу ставится до 10 и даже 15 удочек, втыкаемых в землю или между бревнами. Лески - волосяные, в б-8 белых волос; при этом нет надобности, чтобы длина лески значительно превышала глубину воды. Грузило почти всегда требуется тяжелое, сообразно силе течения большой воды; большей частью это пуля 20-го, 14-го калибра. Крючки могут быть различной величины, от №1 до №6, смотря по насадке и размерам рыбы в данной местности, но лучше, если они будут с длинным стержнем и со спиленной зазубриной; налим заглатывает глубоко, и вынуть короткий крючок с зазубриной очень трудно. При ночной ловле с многими удочками к шестикам привязываются звонки - бубенчики и колокольчики, которые бы давали знать в темноте о клеве рыбы.

Осенью налима ловят донными удочками как с лодок, так и с берега. Поскольку удят, как правило, ночью и не часто проверяют снасти, поводок на удочку надо ставить металлический - леску (даже толстую) налим перетирает своими зубами - щеткой. Клюет налим «добросовестно» - заглатывает насадку далеко, так что ночью не всегда удается извлечь крючок из его пасти, поэтому лучше ставить на удочку съемные поводки и освобождать снасть от добычи вместе с поводком. Последний делается или из волоса, немного тоньше лески или из жилки.

Блеснение налима почему-то мало употребительно, хотя при удачном выборе места, во время хода, бывает весьма добычливо и занимательно. При этом блесна должна быть легка, падать очень тихо, с боковыми колебаниями и поднимать ее надо короткими толчками, не выше 13-18 см. Самые лучшие блесны для ловли налимов - плоские металлические, с припаянным крючком без зазубрины, лучше из желтой меди, так как вообще в прозрачной воде желтая блесна виднее, чем белая, которая, напротив, гораздо пригоднее для ловли в несколько мутноватой воде. Налима можно с большим успехом ловить на звенящие блесны. Это две широкие блесны на одном поводке, которые при опускании расходятся, а при поднимании сближаются и, ударяясь друг о друга, звенят.

Можно попробовать поймать руками! Этот экзотический способ ловли издревле известен в России, и называется - «щупанье». Заключается он в том, что ловец в жаркий день входит в воду, не глубже, чем по грудь, и осторожно, не производя шума, ощупывает все углубления берега, рачьи норы, корни, также камни; услышав осязанием стоящую под берегом или забившуюся в нору рыбу, он проворно выхватывает ее из воды и выбрасывает на берег. Щупанье всегда производится в затененных местах, под нависшими деревьями, в крутобережье, также близ родников и ключей. Налимы совершенно индифферентно относятся к дотрагиванию.

Весьма удачно можно также ловить налимов на мертвую рыбку финляндским способом, употребляемым больше на озерах. Эта своего рода жерлица, но еще более простого устройства, состоит из сухой палки (различной величины, смотря по течению), играющей роль поплавка, камня в несколько килограммов, крепкой бечевки от 10 до 20 метров длиной и простого или двойного крючка на медном, реже басковом, поводке в 25 см длиной. Заготовив надлежащее количество палок; камней и концов бечевок, рыболов расставляет свои снасти с вечера на лодке на более тихих местах реки (и озера), на некотором расстоянии друг от друга, следующим образом: на один конец бечевки привязывается камень, измеряется глубина и соответственно ей привязывается палка-наплав; затем спускаются вниз по течению и закидывают насадку. Рыбка (ерш, пескарь) насаживается таким способом: медный поводок пропускают через рот в кишечный канал и, вынув из заднего прохода, петлю на поводке продевают в большую петлю на конце бечевки, через которую пропускают рыбку. Таким образом, жало крючка (или крючков) прилегает к бокам головы и мало заметно; для того же, чтобы насадка не приподнималась течением, на бечевку надевают более или менее тяжелую, просверленную пулю.
Особенности ловли налима

Поклевка налима очень слаба и неэнергична. Это зависит от способа схватывания им добычи: налим не бросается стремглав на насадку, а как бы подкрадывается к ней и, разинув свою огромную пасть втягивает насадку прямо в глотку; движения же рыбы, заглотавшей наживку не могут быть очень сильными от боли; к тому же налим - рыба вялая и флегматичная и, как всякая ночная, ночью гораздо смирнее, чем днем. Поклевка налима выражается обыкновенно таким образам: сначала чувствуется в удильнике слабое сотрясение, затем два последовательные, ровные удара. Всего удобнее подсекать при первом же сотрясении, так как насадка не так глубоко заглатывается; но не всегда его заметишь, особенно на тихом течении. Вообще же, чем сильнее течение, тем поклевка налима резче (как и у всякой рыбы), тем он берет жаднее и проворнее. При ловле на очень длинные лески, тем более если ловят на них (по необходимости) в местах с неправильным, водоворотным течением, очень любимым налимом, клев его почти совершенно незаметен; нередко даже не слышно и звонка. Это зависит от того, что налим имеет обыкновение, взяв насадку, идти с ней против течения, так что сплошь и рядом бывает, что натянутая течением леска вдруг опускается. В этом случае лучше поторопиться подсечкой, потому что если есть поблизости камни или коряги, то налим непременно туда забьется и его нескоро оттуда вызовешь периодическим усиленным потягиванием.

Вываживать налима нетрудно — он оказывает очень слабое сопротивление, главное не дать ему забиться под камень или корягу. А вот вытаскивать из воды надо сачком - скользкого налима не так-то просто удержать в руках.
Источник

НИКОЛАИЧ:
Налимам снятся твистеры

(М. Екин - РОГ- № 41-2005 г)
Ловля налима на твистер
Мужчинам снятся женщины, а женщинам мужчины. Налимам же снятся твистера, и это естественно. Жизнь налима трудна, скучна и голодна. Питаются налимы лягушатами, червячками и дохлыми окунечками, которые, как назло, редко дохнут, и поэтому налимы голодают, порой даже месяц ничего не едят. Но из всех трудностей в жизни налима наибольшее зло - скука. Высшее наслаждение доставляет налимам зрелище изредка проплывающих мимо них твистеров. Если бы твистера чаще радовали налимов своими задорными хвостиками, налимы и клевали бы на твистер чаще. А так...
Свое знакомство с Москвой-рекой я начинал в Фаустово. Приходил на стрелку, в то место, где шлюзовой канал соединяется с рекой, и если были поклевки, мог час простоять, два и больше. Здесь мне регулярно попадался налим и я воспринимал это как должное. Прочая рыба тоже ловилась отлично - щука, судак, берш.
До первого своего приезда на Москву-реку налима я не ловил ни разу, и поэтому долгое время полагал, что на Москве-реке просто много налима. Большинство поклевок на стрелке случалось точно в одном месте, в небольшом приямке на стыке речного течения со стоячей водой шлюзового канала. Выловив в первую зиму достаточно много рыбы, в том числе и более двух десятков налимов, я наверняка знал, что судак клюнет приблизительно здесь, щука - там, а налим - исключительно на резкой бровке, через которую твистер уже продирался с большим трудом. Сама проводка, моя техника - мало интересовали налима. В тот момент, когда он приходил на бровку, он уже был запрограммирован на поклевку.
Налимы ловились в дни хорошего клева другой рыбы, в те дни, когда под водой явственно ощущалось активное рыбье движение. Тогда вся рыба обязательно ловилась вперемешку. Это было похоже на какую-то естественную традицию, и со временем поклевка налима воспринималась как сама собой разумеющаяся. Помните, как в фильме: "все побежали - и я побежал". Ну то есть: все клевали - и налим клюнул. Логично. Я все ждал, когда же наконец поймаю гигантского налима. Попадая в хороший клев, я вполне мог на это рассчитывать, но экземпляр на два кило так и остался самым крупным из пойманных на стрелке. Как только прекращались поклевки, я спускался на километр ниже по течению реки. Всегда успешно ловил на яме и у ручья. Ловил крупных щук и судаков, ловил сазанов, бершей, карасей, жереха. Но ни разу ни на яме, ни у ручья не ловил налима. При этом резких бровок тут предостаточно. Еще чаще, чем на стрелке, я попадал в этих местах на ураганный клев самой разнообразной рыбы. И по-прежнему не ловил ни одного налима - просто удивительно, что их не было. Конечно же, меня это не расстраивало. Я любой рыбе был рад, прежде всего меня радовал хороший клев.
А самый лучший клев почти что всегда случался в километре ниже ручья. И это второе место в Фаустово, где я ловил налимов. Взаимосвязь налимов с хорошим клевом щуки-судака определенно была, но заинтриговал меня другой факт. Участок реки, где клевало как из пулемета, протяженностью был не более ста метров. Щука-судак одинаково успешно ловились с обоих берегов и в любой точке. Резкие бровки, не резкие - все есть. Но налим всегда ловился с левого берега, всегда в двух совершенно конкретных точках. Причем в один день либо в одной точке, либо в другой. Можно было поймать одного налима, а затем, если в точности скопировать результативный заброс и доставить твистер куда надо, поймать еще несколько налимов. Такого дня не было, чтоб одним налимом все кончилось. Либо не было ни одного налима, либо было сразу несколько. Логичным кажется предположение о том, что налимы должны были попадаться где-то рядом, по соседству, и тем не менее, при мне этого ни разу не произошло.
...Следующим местом, где налимы перешли мне дорогу на Москве-реке, было Чулково. Это было еще не то Чулково, которое хорошо знакомо нынче поклонникам Московского зимнего спиннинга. Раньше рыба в Чулково не то чтобы клевала - она жрала, просто хреначила со страшной силой - это сейчас она из последних сил поклевывает, и налимы куда-то исчезли. А тогда на налимов я вышел сразу. Спустился вниз от моста по правому берегу до первой же ямы и поймал. В 1995 году эта яма начиналась из-под берега, в ста метрах ниже по течению относительно нынешней. Но это и не имело, наверное, принципиального значения. Налимы клевали не в самой яме, а на береговом свале, под который закручивало обратное течение, превращая свал в жесткую, почти отвесную бровку. Помимо налима здесь же ловился мелкий судак, а крупный судак и щука практически никогда не попадались. Все налимы, пойманные мною в этом месте (а насчитал я их более пятидесяти штук), были мелкими, средним весом около пятисот граммов. В последующие годы такого изобилия налимов не было. Лет пять-шесть спустя я наблюдал за вспышкой активности налимов на этом же месте. Но лучше бы налимы не воскресали. Толпа спиннингистов быстренько расхватала всех налимов, по одному хвосту на руки, и вот уже несколько лет налимы не подают признаков жизни, пребывают в очередном своем летаргическом сне.
Естественно, я ловил не только у моста - скорее наоборот, стремился уйти подальше, за карьер, откуда приносил немало рыбы. Но ни одного налима ниже по течению так ни разу не поймал. Выводы для себя я сделал некоторое время спустя - когда поймал уже более двух сотен налимов. К москворецким я добавил налимов из Оки и Клязьмы. Конечно, среди них много единичных случаев поимки налима. Пойман один налим в каком-то месте, например, в Беседах на "пятом повороте" - и все. Единичный случай почти невозможно рассмотреть в деталях, разобраться, откуда налим и зачем. А впрочем, налимы никогда не попадаются на твистер где попало. Есть традиционно рыбные участки на реке - налим почти наверняка весь там. Это счастливое место не может быть одной ямой или перекатом, такие локальные места продолжительное время рыбу не держат. Как правило, "рыбный участок" протяженностью несколько километров - он относительно глубокий и, главное, по совокупности качеств привлекает самую разную рыбу, которая большую часть своей жизни в течении года проводит здесь же. Конечно, нужен лещ, и чем больше леща, тем лучше. Лещ надежно ориентирует спиннингиста, и в Подмосковье охота на серьезного хищника без леща немыслима. Однако налим, как привязанная собачка, за стаей леща не ходит. Щука ходит, судак, а налим - нет. Налим выбирает себе бровку по своему усмотрению (чем он конкретно руководствуется в своем выборе, никому не известно) и клюет только на ней. Где сидят налимы в то время, когда сыты и не клюют - не понятно, но живут они не на бровке, это точно. Иначе они там в любом случае багрились бы, а они не багрятся. Налим - он либо клюет, либо нет. Такого больше ни с одной хищной рыбой на Москве-реке не бывает. Не клюет щука, судак - но все равно понятно, где они стоят, они себя обнаруживают, а налим - тот нет. Налимью бровку без поклевки самого налима распознать невозможно, никаких для этого зацепок и нюансов нет.
Поэтому любая информация о пойманных налимах весьма ценна. Координаты этого места должны быть точнее точного. Сама бровка может быть и десять метров в длину, а налим будет попадаться исключительно на первых двух метрах или на последних. Более того, можно сделать тридцать безрезультатных забросов в одну точку, а на тридцать первом все-таки поймать налима, для которого и два-три сантиметра разницы в точности попадания уже играют большую роль. Если вы уверены в том, что место выбрано верно, а налим не клюет, то тридцати забросов, мне кажется, более чем достаточно, чтобы в этом удостовериться. В любом случае, какая-то рыба должна попадаться. Если вообще ничего не попалось - налим не клюнет. Чем больше попалось разной рыбы, тем выше вероятность того, что вот-вот клюнет налим. Может быть, несколько часов пройдет, а может быть - несколько суток. Налим может клюнуть не на пике активности другой рыбы, а до и после. На начало клева мы почти никогда не попадаем, тут все целиком зависит от везения. Но если рыба уже долго клюет в одном и том же месте, ее надо просто дожать, до последнего, пока клев не сойдет на нет, пока не станет ясно, есть тут налимы или нет.
И еще очень радует меня то обстоятельство, что для ловли налима на твистер не приходится ничего менять в проводке. Я где-то читал о разных якобы налимьих проводках. О том, что твистеру надо давать дольше лежать на дне, о том, что скорость проводки должна быть медленная. С медленным темпом проводки я не согласен, теперь, когда я поймал уже достаточно много налимов, мне кажется это абсурдным. На "забытый" на дне твистер у меня клевало несколько раз, но каждый раз это выходило само по себе. Так что до сих пор непонятно, как такую задержку на дне осуществлять продуманно и осознанно. Есть, правда, способ проводки, который я применяю по большей части осенью: твистер после двух быстрых оборотов ручкой катушки я задерживаю на дне не на мгновенье, как обычно, а на полторы-две секунды. Сказать, что много было поймано налимов именно таким способом, я не могу: большинство поймано обычным, быстрым способом. А способ с задержкой давал эффект по любой рыбе, ни рожей, ни хвостом на налима не похожей.
И еще одна хитрость в ловле на резких бровках. Если держать спиннинг высоко над головой а не тыкать им в воду, количество поклевок однозначно возрастет. Налим - не такая шустрая рыба, как щука. Паузы при скачках на бровку в любом случае должны быть отчетливыми, с редким касанием и по возможности без вспахивания бровки. Вспахивание бровок ничего, кроме перловиц, не приносит. Перловица - это как предупреждение о том, что место хорошее, но проводка сделана отвратительно. Налим на такой проводке не клюнул бы. 
Налим - рыба зимняя, летом поймать его проблематично... Есть такое мнение и в какой-то мере оно соответствует действительности, но не совсем. Я могу вспомнить несколько случаев, когда в апреле, мае и июне попадал на клев налима. Один раз поймал за рыбалку четырех налимов - это было на Оке под Серпуховом, где налим, естественно, не редкость, но тем не менее. Во всех случаях, когда я ловил налимов весной или летом, события разворачивались на мелководье или на каменистых приямках с относительно быстрым течением. Регулярно мне попадались налимы на Окских плотинах в Белоомуте и Кузьминском, где тоже относительно мелководно, жесткое, местами каменистое дно и сильное течение. И самого ближнего к Москве налима я также поймал весной, в апреле, под Бесединским гидроузлом.
Осенью, уже в августе, налим одновременно со стаями леща начинает скатываться в глубину. По крайней мере, уже в середине августа на Оке под Каширой я то там, то здесь ловил налимов на свалах в ямы на жестких отвесных бровках и на другом интересном рельефе поблизости от ям и, как всегда, одновременно со щуками и судаками. Вовсе не обязательно, что ямы должны быть глубокими. Напротив Каширы, например, есть участок реки с жестким дном и глубинами 4-6 метров. В 1997 году концентрация хищника в этом месте случилась потрясающая, и двух налимов я поймал.
До наступления зимы налим не меняет тех мест, куда он переселился еще в конце лета. Дожди, заморозки и другие погодные факторы клев налима не усиливают. Налим активен исключительно в период всеобщей активности хищника.
Один раз в конце ноября мы с Романом Новиковым отправились на Москву-реку под Воскресенск, а точнее - в Марчуги. Нам повезло, мы попали в хороший клев. Некоторое время вычисляли "лучшее место" и вычислили. Пятой или шестой рыбой, пойманной в этом месте, оказался двухкилограммовый налим, его поймал Роман. Мне многие не верят, что налим водится в Москве-реке и порою так близко от города. Другие не верят, что на Москве-реке много налима. А кое-кто сомневается, что налимы клюют на твистер. Чтобы в это поверить нужно самому поймать налима, но с каждым годом сделать это все сложнее. Налимы не любят плохой клев, они приходят, когда все хорошо.
Налимы вернутся только с возвращением хорошего клева на Москве-реке. Как в фильме "Predator" с Арнольдом - хищники приходили только в самые жаркие годы. Так и налимы раньше приходили только в самый сильный клев. Эта весна, кстати, была "жаркой" на Москве-реке. Много больше рыбы, чем обычно, пришло из Оки. У налима есть шанс проснуться уже этой осенью. А уж что ему снится - я знаю точно.
Пару слов о приманках: твистеры -2-3 дюйма, вес груза - от 20 до 30 граммов.

 Источник

НИКОЛАИЧ:
Октябрьский клёв налима


Налим


С сентября по ноябрь налима успешно ловят донными снастями, а также специальными заякоренными кружками и поставушками. Иногда там, где тропы этой рыбы проходят близко к берегу, налим попадается на полудонку.
Налим – единственный представитель отряда трескообразных, встречающийся в пресных водоемах. Тело узкое и длинное. Второй спинной и анальный плавники длинные, вплотную подходят к хвостовому плавнику. По маленькому усику у передних ноздрей. Имеются усики на подбородке. Окраска темная, бурая, черновато-бурая с крупными светлыми пятнами на боках и плавниках. Достигает веса 20–25 кг при длине до 1,2 м. Обычно взрослые налимы имеют вес 1,5–2,5 кг.

ЛОВЛЯ ДОНКАМИ
В ловле налима – главное, найти места его обитания. В реках налим держится на медленном течении с каменистыми грядами, галечным или песчаным дном, нередко облюбовывает места вблизи родников. В озерах и водохранилищах он также избегает заиленных мест, часто выбирает предрусловые столы. Дно на налимьих территориях всегда твердое, часто вблизи располагаются отдельные коряжины, валуны и чистые притоки. И на реках и на малопроточных водоемах всегда нужно уделять пристальное внимание каменисто-песчаным косам, в районе которых часто наблюдается концентрация налима.
Донками мне доводилось ловить налимов глубокой осенью в конце октября-ноябре. Активность клева в это время достигает своего пика, ведь скоро придет время нереста и донный хищник отъедается. У налима прекрасно развиты обоняние и слух, кроме того, он прекрасно видит даже ночью. Ночью же он в основном и охотится, поскольку превосходит многих других рыб в развитии органов чувств. Продвигаясь охотничьим маршрутом, налим то и дело останавливается, затаиваясь. Он улавливает малейшие колебания воды, и если рядом оказалась сонная рыбка, он хватает ее без промедления. Не брезгует налим и снулой рыбешкой, а также встречающимися на пути беспозвоночными. Попав на крючок, налим может зацепиться своим телом за любой выступ на дне или уйти в корягу, откуда его бывает невозможно вытащить.
Аппетит у налима повышается в период резкого падения атмосферного давления, что у других рыб наоборот вызывает апатию. Он любит холодную дождливую погоду, а зимой нередко клюет и днем во время продолжительного снегопада.
Налим охотится, передвигаясь определенными тропами. При этом он редко выходит на глубину, превышающую 4–5 м. Ночью он проверяет прибрежные отмели, где может ночевать мелкая рыбешка и прочая водная живность. Места облюбовывает группами, поэтому по одному и тому же маршруту могут пройти другие налимы. Пути охоты крупных налимов значительно шире, чем у мелких, однако и они при ночных вылазках обычно не уходят дальше 50–250 м от своего логова. Налимы до 300 г вообще очень редко покидают свои убежища.
Обнаружив по береговым признакам или с помощью эхолота предполагаемую стоянку налима, расставляют жерлицы или заякоренные кружки.
Донки  используют самые примитивные. Конечно, лучше оборудовать патер-ностером любой спиннинг. Тогда снасть станет мобильной. Ее легче будет перезабрасывать, если долго нет поклевок, а при ловле на каменистых грядах рек можно сделать быструю подмотку без риска угодить грузилом под камни. Но многие рыболовы легко обходятся и обычными закидушками, оснастка которых в сборе наматывается на мотовильце. Грузило при этом берут потяжелее (100–300 г), а леску покрепче (0,4–0,5 мм; поводки 0,38–0,45 мм). Крючки одинарые, с длинным цевьем, №№2/0–3. Так как налим заглатывает живца надежно, можно использовать крючки со спиленной бородкой, тогда рыбу будет легче снять. Еще лучше изготовить крючки из острой, разгибающейся при определенном усилии проволоки. Длина поводков особого значения не имеет, потому что налим не особо чувствителен к сопротивлению снасти. Средняя длина поводков 30–50 см. В случае слишком коротких поводков налим может заглотать наживку вместе с грузилом.
На налимьих точках, чтобы точнее попасть на тропу, приходится ставить до десятка донок. Для контроля поклевки к леске подвешивают колокольчик. Поклевка отмечается мелким подергиванием колокольчика – в этот момент налим засасывает наживку. Нужно дать налиму совсем немного времени для заглатывания (от 15–20 сек до 1 мин) и, сделав подсечку, быстро начать вываживание. Если затянуть с подсечкой, можно дождаться момента, когда налим утащит снасть под камни или в коряги.
Осенний клев налима приходится на время с 17 часов вечера до 7 часов утра. Для наживки ерш лучшая приманка. Если трудно запастись «колючим», подойдет пескарь или другая рыбка. Обычно живца цепляют крючком за губу. Можно отсоединить поводок (от карабина) и продеть его через жабры, закрпив крючок на хребте рыбки. Иногда живца слегка придавливают. На кусочки рыбьего мяса налим, по моей практике, берет значительно хуже. В октябре налим неплохо берет на лягушку (ее цепляют крючком за лапку или за кожу спины).
При нежелании ловить на большое количество снастей, используют ходовую донку. Тактика ловли в этом случае состоит в непродолжительной ловле на одном месте и перемещении на другое. Делая донкой забросы на разных участках, то ближе к берегу, то дальше, рассчитывают попасть на налимью тропу и увидеть поклевку.  Важно при забросах оставлять снасть в покое хотя бы на полчаса-час. 
Донка с резиновым амортизатором – еще один вид донных снастей, на которые можно ловить налима. Однажды мы с другом рыбачили на Рузе. Стоял октябрь. Крупного живца наловить не удалось, и поэтому рассчитывали на мелкую щуку, в лучшем случае на судака. Донки завели за край песчано-каменистой косы, за ней сразу шло затопленное русло. Днем поклевок не было. Каково было наше удивление, когда наутро мы сняли с донок три налима, один из которых потянул на 1,5 кг.
Донки с резиновым амортизатором, предназначенные для ловли налима, не следует оснащать большим количеством крючков. Достаточно 3–4 поводка с налимьими крючками расположить на расстоянии 3–5 м друг от друга. Обращайте внимание на то, чтобы длина поводков была достаточна для того, чтобы крючки лежали на дне, а не находились бы в подвешенном состоянии при натянутой леске.
Донками с резиновым амортизатором неудобно ловить на течении: оно может сильно выдувать снасть, и крючки будут цепляться за камни. Обычно такими донками ловят в озерах и водохранилищах.

НА ПОЛУДОНКУ
Мало чем отличается от ловли другой хищной рыбы. Однажды на Селигере зимой поймал довольно крупного налима, у которого из пасти тянулась тонкая шелковая веревка. Вскоре на лед вытянул и стеклопластиковую удочку. Очевидно, осенью кто-то оставил на берегу наживленную рыбкой полудонку и на нее клюнул этот самый налим, который утащил удочку на глубину. Затем он до зимы таскал ее за собой на буксире, пока не попался на мою поставушку. Этот факт позволил тогда обнаружить налимьи тропы у самого берега.
Ловля на полудонку, как и на донку, происходит обычно ночью. Если вблизи крутого берега имеются на дне каменистые гряды, то вполне возможно здесь будет налим кормиться. В таком случае три-четыре полудонки, изготовленные на базе шестиметровых стеклопластиковых удилищ, могут сослужить хорошую службу в поимке заветных трофеев. Катушки на удочках могут быть любые, как безынерционные, так и инерционные. Для ловли на реках, чтобы сопротивление воды было меньше, леска берется не такая толстая – диаметром от 0,35 до 0,4 мм. Концевая оснастка – это скользящая на основной леске «оливка», которая стопорится надежным вертлюжком, и прикрепленный к основной леске - чуть тоньше ее – поводок с крючком. Крючок длинноцевьевой, №№1–4, жало лучше сточить.

ЖЕРЛИЦЫ-ПОСТАВУШКИ
Этим видом снастей удобно ловить как в водоемах с малопроточной водой, так и на реках. Преимущество состоит в том, что наживку можно расположить в любой точке водоема. Я использую поставушку в виде пенопластового квадрата размером 150Х150Х30 мм. По центру квадрата сверлится отверстие диаметром 5 мм. Через него пропускается карабин намотанной на мотовильце лески. Отпуск лески регулируется по глубине водоема. После того как глубина выставлена, карабин прищелкивается к ушку грузила. Ко второму ушку грузила присоединяется метровый поводок. Вес грузила для ловли в озерах и водохранилищах от 50 до 150 г. На течении есть смысл поставить более тяжелое грузило – весом от 200 до 500 г. На мотовильце леска фиксируется канцелярской резинкой.
В недавний свой выезд на реку Упу поставил пять поставушек вдоль русловой бровки на «столе» с глинистым дном. Глубина ловли была 2,5–4 м. За ночь попалось два налима. Это было совсем неплохо для реки, дно которой сильно заилено, а твердое только на участках, близких к сильному течению. Определить места выхода налима здесь очень трудно. Приходилось руководствоваться наличием трех родников на берегу и стаек мелкой рыбы у береговой зоны.

Алексей ГОРЯЙНОВ

Опубликовано в:  "Российская Охотничья Газета" №42(742) от 15.10.2008

Бродяга:
Это единственный пресноводный представитель целого отдела рыб — безколючих, к которому относится треска, навага и другое семейство — камбалы. Из последних, впрочем, один вид (Platessa flesus — камбала) встречается и в Ладожском озере, входит в устья Невы и других рек, а в Северной Двине и в Висле поднимается по-видимому, очень высоко.  

       По своему наружному виду налим имеет некоторое, хотя и довольно отдаленное, сходство с сомом. Голова у него очень широкая, сильно приплющена, как у лягушки, на подбородке находится небольшой усик; глаза малые, пасть широкая, усаженная очень мелкими многочисленными зубками, вроде щетки, и верхняя челюсть несколько длиннее нижней. Грудные плавники короткие; два первые луча брюшных, находящиеся впереди последних, вытянуты в нитевидные отростки; спинных плавников два и короткий передний близко примыкает ко второму, который простирается до закругленного хвостового плавника; последний имеет очень большое количество лучей (36—40) и соединен с заднепроходным, тоже очень широким. Все тело покрыто очень мелкими, нежными чешуйками, которые сидят глубоко в коже, притом покрытой обильной слизью, почему налима весьма трудно удержать в руках.  
       Цвет тела налима зависит от качества воды и весьма разнообразен; обыкновенно же вся спинная сторона, равно как и плавники, на серовато-зеленом или оливково-зеленом фоне испещрены черно-бурыми пятнами и полосками, а горло, брюхо и брюшные плавники остаются беловатыми. Вообще, кажется, чуть не повсеместно отличают две породы, т. е. разновидности, налимов: одну пеструю, мраморную и другую совсем черную. По моим наблюдениям, чем моложе налим, тем он темнее; самцы также темнее самок, но главное наружное отличие между полами состоит в том, что у молочников голова относительно толще, а туловище тоньше. Кроме того, самцы вряд ли достигают и половины веса самок и гораздо многочисленнее.  
       Коренное местопребывание налима — северные реки, впадающие в Ледовитый океан, но в настоящее время он встречается в средней Европе (в Англии, Италии, Испании и Греции его нет) до восточных департаментов Франции. В средней и северной России налим принадлежит к числу самых обыкновенных рыб; еще многочисленнее он в Сибири, а также и в северных частях Северной Америки. В нижних течениях русских рек Черноморского и Каспийского бассейнов, особенно в Днестре, налим уже редок, в устьях Дона, Волги и Днепра составляет довольно исключительное явление и в море положительно никогда не заходит. Его нет ни в Кубани, ни в кавказских реках, ни в бассейне Аральского моря. Вообще, чем далее к югу и западу, тем налимы уменьшаются как в числе, так и в весе. Самые крупные налимы водятся в Печоре, Оби и особенно Иртыше, в котором, по свидетельству Палласа, они достигают 2 м длины. В реках Черноморского бассейна и в Западной Европе налим редко весит свыше 1,5 кг. На севере нашей страны налим вполне заступает место сома, частью форели, в сообществе которой встречается редко; в более, южных странах налим находится в антагонизме с сомом, и, кажется, вовсе не уживается с ним, не столько потому, что любит более холодные воды, чем сом, сколько потому, что становится летом легкой добычей последнего.  
       Редкость налима в низовьях объясняется его образом жизни. Налим любит холодную и чистую воду с иловатым и вместе каменистым дном и медленным течением и потому чаще встречается и достигает большей величины в небольших речках северных лесных равнин. Любимое местопребывание его — глубокие ключевые ямы как в проточных озерах, так и реках; он любит тень и прохладу, почему очень редок в теплых и мутных водах больших южных рек; с постепенным обнажением берегов степных речек налим даже вовсе в них переводится, как это я наблюдал в Шадринском уезде. Проточная вода, однако, ему почти необходима, и исключения очень редки, так как для нереста он всегда входит в реки.  
       Как чисто северная рыба, налим чувствует себя хорошо, только когда температура воды не превышает 12°. Когда вода нагревается свыше 15°, он уходит в более защищенные от солнца места и впадает в своего рода спячку, причем не принимает пищи целыми неделями. Я полагаю, что в воде, имеющей температуру 20°, он жить уже вовсе не может и погибает. В средней России, как только реки окончательно войдут в берега, т. е. уже в первой половине мая, налим перестает бродить и избирает себе постоянную оседлость, становясь или под крутояры или забиваясь в камни и береговые норы: в озерах он стоит или на очень больших глубинах, или в колодках, т. е. подводных ключах, или под плавучими берегами (лавдами), где вода очень долго остается холодной. Весьма охотно налим держится под плотами, и вообще он почти всегда живет рядом с ершом. До наступления жары он еще выходит по ночам жировать, но в июле весь, за редкими исключениями, или забивается в норы и камни, прячется под коряги, или даже зарывается в ил. Нор налим сам не делает, как это думают, а занимает случайные углубления и вымоины в берегах, рачьи норы или же (в речках) забивается под корни прибрежных деревьев. Здесь он всегда стоит головой к берегу, и нередко половина тела его высовывается наружу. Если трогать его рукой, то он делает только слабые движения, стараясь забиться подальше, а не выскочить из норы и спастись бегством. Точно так же, если поднять камни, под которыми спрятался налим, то он несколько секунд остается неподвижным, затем, очнувшись, с быстротой молнии бросается к ближайшим камням. Летнее оцепенение, или спячка, этой рыбы доказывается также тем, что если по каким-либо причинам (напр., от прорыва плотины) уровень воды внезапно понизится, то весьма многие налимы не успевают вовремя выйти из более глубоких нор и там погибают, так как не могут ни повернуться в трубкообразных норах, ни действовать плавниками в жидкой грязи.  
       Из своих летних убежищ налим выходит только в холодную и пасмурную погоду, непременно ночью, так как это вполне ночная рыба, не выносящая солнечного света. Даже в лунные ночи налиму чувствуется не по себе, так как в полнолуние вовсе не берет на удочки, а следовательно, и не кормится. Но вместе с тем налим более, чем какая-либо другая рыба, идет на свет огня, который обеспечивает успех ужения. В лунные же ночи он очень беспокоен и даже выплывает на поверхность воды, что бывает с ним только при внезапной порче воды, перед грозой или, как только вода покроется льдом. Когда в реку спущены какие-либо нечистоты или краски, все налимы поднимаются со дна, но не плавают на поверхности, подобно другим рыбам, а становятся головой к берегу и пребывают здесь неподвижно. Всего же замечательнее необыкновенная восприимчивость налима к звукам: позднейшие наблюдения несомненно доказывают, что налим не только не боится шума, звона и человеческого голоса, но даже идет на эти звуки.  
       Всего удивительнее здесь то, что налим идет на шум не потому, что ожидает поживы, подобно щуке и окуню, тоже иногда с голода бросающимся на всплеск и негромкие звуки, а совершенно бескорыстно. Что это верно, подтверждается словами Воронина, который говорит, что налимов в р. Великой во время нереста (т. е. когда налимы не кормятся) ловят на пятигранный якорек небольших размеров, в ушко которого продето большое кольцо. Якорек этот опускают на дно там, где трутся налимы, и, слегка дергая за бечевку, позванивают кольцом и при малейшем сотрясении подсекают. Чем звонче кольцо, тем ловля (крюченье) добычливее.  
       Налим вполне донная рыба. Он всегда пресмыкается по самому дну и здесь же отыскивает себе пищу, которая довольно разнообразна, хотя состоит главным образом из других рыб. Мелкие налимы, почти до двухлетнего возраста, кормятся, впрочем, червями, личинками насекомых, мелкими рачками (мормышом), раками и рыбьей икрой. Судя по тому, что мелкие налимы почти не берут рыбную насадку даже осенью и зимой, надо полагать, что они не особенно хищны. Но и взрослые налимы весной и летом далеко не так плотоядны, как в холодное время года; по крайней мере они чаще попадаются на червя и рака, чем на рыбу. Есть, однако, некоторые основания заключить, что весной, местами по крайней мере, налимы особенно усердно охотятся за лягушками и с этой целью, подобно судакам, заходят по ночам в заливы и заводи, причем изменяют своему обычаю пресмыкаться на дне и хватают квакушек на поверхности, незаметно подплывая к ним во время их концерта.  
       Из рыб летом, кажется, только ерши, живущие в тех же местах , делаются добычей налима; раков же он добывает непосредственно из нор. Во всяком случае в жаркое время года налим ест очень мало, как бы урывками и случайно.  
       Но едва только похолодеет вода, начнутся ненастные дни, что бывает у нас, в средней России, в начале августа, как налим покидает свои летние убежища и начинает вести все более и более бродячую жизнь и все чаще и чаще выходит на мелкие места за мелкой рыбой, стараясь вознаградить себя за долговременный пост. Чем более понижается температура, чем темнее и продолжительнее ночи, тем более возрастает аппетит хищника. Трудно представить себе, какую массу мелочи пожирает налим зимой, когда полусонная, вялая и почти ничего не видящая рыба достается ему без всякого труда на местах своих зимних стоянок. Из всех хищных рыб налим положительно самая жадная и прожорливая, так как только он один хватает рыбу в садках. Известно также несколько случаев, что налимы не только охотились в мотне невода, но даже хватали запутавшуюся в сетях рыбу с другой, внешней, стороны и, проглатывая вместо с ней кусок сети, запутывались в свою очередь жабрами в ячеях. По словам рыбаков, налим легко заглатывает рыбу, в половину меньшую по весу.  
       Любимой пищей налимов служат пескари, потом ерши; очень много истребляют они также своей собственной молоди; местами они жадно берут миног и их личинок; в речках поедают массу гольцов, реже гольянов, в северных и северо-западных озерах — снетков. Другие рыбы по своей чуткости, проворству, величине и более редкому пребыванию на дне сравнительно реже становятся добычей налима, только, однако, не зимой, когда налим не дает спуску и относительно крупной и сильной рыбе. Ему стоит только ухватиться своими мелкими, как щетка, зубами хотя бы за хвост рыбы, и она наверное не минует его огромной пасти. Как ночной хищник, налим вряд ли когда ловит добычу, стоя на месте, а подкрадывается к ней и хватает за что попало, не делая порывистых движений. Это можно заключить по характеру его клева, весьма неэнергичному. По J.Fischery, налим привлекает мелочь, спрятавшись в камнях головой наружу и пошевеливая своим усом на подбородке. По словам Потанина, алтайские рыбаки держатся мнения, что "налим ловит рыбу, становясь головой к утесу и загребая хвостом мелочь в разинутый рот". И тот и другой способ ловли, если употребляется (?) налимами, то очень редко, и они в холодное время года во всяком случае отыскивают себе добычу, а не ждут ее. В поисках корма налим всего менее руководствуется зрением, а слухом, осязанием и обонянием; эти три чувства развиты у него гораздо сильнее и дают ему возможность на течении слышать и осязать движение наживы, передаваемое на довольно большое расстояние, а также, как показал тот же опыт рыболовов, издали чуять пахучую насадку.  
       Осенний жор налима продолжается до начала зимы, целые три месяца, с небольшими промежутками. Рыболовная практика показала, что этот жор прекращается в лунные ночи, особенно в полнолуние, а также "на молодую", т. е. в новолуние. До глубокой осени налим бродит всюду зря, и его можно найти в глубоких мелких местах на быстрине и в заводях. С замерзанием рек осеннее блуждание в поисках пищи сразу прекращается. Резкое изменение среды влияет и на налима: он поднимается кверху и становится под лед; ему, видимо, не по себе и уже не до еды. Это оцепенение продолжается несколько дней или с неделю, пока организм (плавательный пузырь) не приспособится к новым условиям и к измененному давлению; затем, в непродолжительном времени, через неделю — две, начинается валовой, правильный ход налимов против течения. Только в немногих больших и глубоких северных озерах часть налима остается в озере, выходя из глубин на более мелкие и каменистые места — гряды.  
       Прежде всех, под Москвой, в первой половине или в средине декабря трогается самый крупный налим; затем средний и, наконец, идет мелкий, 3—5-леток. На севере ход налима запаздывает на неделю или на две, на юге начинается ранее, но все-таки после рекостава. По-видимому, все станицы идут одной и той же и притом весьма неширокой дорогой, которая пролегает, однако, не на самой глубине и быстрине реки, а довольно мелкими, преимущественно песчаными, хрящеватыми или каменистыми местами. Ход налима приостанавливается днем на более или менее продолжительное время (на несколько часов) и начинается снова в сумерки; двигаются станицы довольно медленно, с большими остановками, так как, во-первых, налим не способен к продолжительному движению, а во-вторых, за исключением самого времени нереста, продолжает усиленно охотиться за рыбой, заходя попутно на места ее зимней стоянки.Чем крупнее налимы, тем стайки их малочисленное и менее густы; 3—4-лет-ки идут стаями в несколько сот штук и довольно тесными рядами. Ход каждой станицы в отдельности продолжается до 2-х недель, так что с начала хода до окончания проходит почти два месяца.  
       Как было сказано выше, число молочников значительно превышает число икряников вдвое или даже втрое, и самцы чуть не вполовину меньше весом против самок одинакового возраста. Но, несмотр я на многочисленность молочников, у налимов замечается, по-видимому, нечто вроде течки или спаривания, так как самец свивается попарно с самкой.  
       Судя по всему, половой зрелости налимы достигают к третьему году; в большинстве случаев зрелую икру можно найти даже у двухсотграммовых налимчиков, но в кормных реках эти налимчики оказываются молочниками. Впрочем, как замечено выше, почти везде одновременно встречаются две разновидности налима — крупная и мелкая, последняя почти черного цвета. Озерный (мраморный и короткий) налим, растущий быстрее речного, иногда мечет икру, только достигнув 36 см длины и 1,2 кг веса. Икра налимья желтоватого цвета, относительно мелкая (от 0,8 до 1 мм диаметром) и чрезвычайно многочисленна, так что эта рыба принадлежит к числу самых плодовитых. Последние наблюдения показали, что очень небольшие особи заключают в себе до 200 тысяч, а крупные до миллиона икринок. Относительная же малочисленность этой рыбы объясняется тем, что только очень немногие икринки развиваются в рыбок, большая часть которых еще в юности становится добычей взрослых налимов и других хищников или же погибает, не найдя благоприятных условий для жизни. В последнем отношении, как мы уже видели, налим принадлежит к числу самых прихотливых рыб.  
       Икра выметывается в реках, всегда на довольно мелких песчаных или хрящеватых местах, с довольно быстрым течением. Хотя икряники выливают совершенно жидкую икру (откуда и произошло употребляемое местное характерное название нерестилища — "льяк") в ямках или между камнями, но значительная часть яичек уносится водой, прежде чем они успеют прилипнуть к почве, и становится добычей других рыб. Сами налимы как молодые, еще не достигшие полной зрелости, так и взрослые, уже выметавшие икру или только собирающиеся нереститься, поедают во множестве свою икру, которая, выстилая тонким слоем все впадины и углубления нерестилища, составляет самую обильную и легко добываемую пищу в самое глухое зимнее время. Существует даже одно наблюдение, которое бросает некоторый свет на причины временного прекращения клева рыбы в январе и начале февраля. По словам Терлецкого, станицы окуня, пескаря, плотицы и ерша во время нереста налимов трогаются с мест своих стоянок и, наевшись икры, снова устанавливаются. Таким образом, более нежели вероятно, что к концу зимы остаются в целости только те икринки, которые попали в хрящ, под камень и вообще какую-нибудь защиту. Выклевывается налимья молодь, кажется, незадолго перед вскрытием или же во время половодья, которое забивает множество мелочи или сносит ее на поймы, где она потом погибает. Отсюда понятно, почему налимы всего многочисленнее в реках, где хотя бы местами имеются каменистые перекаты, и почему мелкие налимчики встречаются чуть не исключительно в таких местах, где много крупных камней, не сдвигаемых течением.  
       Молодь растет очень быстро, не менее быстро, чем щурята. В кормных местах к июню молодые налимчики достигают 7 —9 см длины; большей частью в октябре попадаются налимчики с очень крупного пескаря, но рост обусловливается местностью, принадлежностью к крупной или мелкой разности и полом. До годовалого возраста налимчики живут непременно в камнях и уходят на более глубокие и иловатые места, кажется, к лету следующего года. Вполне хищной рыбой налим становится, только уже достигнув половой зрелости, по крайней мере мелкие годовалые и полуторагодовалые налимчики не берут (на Москве-реке) ни на мелкую рыбу, ни на кусочки рыб, а только на червя. Чем питается первое время (т. е. весной) налимья молодь — сказать трудно, но в мае она, кажется, ест икру пескаря, гольца и других рыб, нерестящихся в камнях и хряще, быть может, и выклюнувшуюся молодь этих рыб. Летом же пища ее состоит из червей и личинок; но в жару мелкий налим тоже ничего не ест, а забивается под камни.  
       Как рыба очень чувствительная к качеству воды, налим едва ли не раньше других рыб снет от ее порчи. У нас, под Москвой, при обилии фабрик с их вредными отбросами, при бесцеремонном спуске нечистот, налимы заметно уменьшаются в числе, а местами почти перевелись. По той же причине главная масса налимов живет в верхнем течении Москвы-реки; в нижнем их тоже довольно много, а в среднем очень мало. Несомненно, что большая часть этих налимов, выметав икру, уходит вверх и там остается. В Зауралье очень теплое лето имеет непременным следствием больший или меньший мор налимов в озерах, хотя, надо полагать, мор этот зависит не столько от температуры воды, сколько QT множества паразитов, вызванных жарой:  
       Налим — коренной житель северной России и Сибири, может быть назван вполне русской рыбой; в Западной Европе он редок, мелок и находится в пренебрежении, а потому как жизнь, так и ловля его, на удочку в особенности, очень мало известны.  
      

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница